питомник русских черных терьеров из долины ветров
          English   Svenska  
питомник русских черных терьеров из долины ветров
  Главная
  Новости
  О нас
  Стандарты
  История РЧТ
  Статьи
  Кобели
  Суки
  Щенки
  Вязки
  Фотографии
  Память
  Гостевая
  Контакты
  Ссылки

В детстве как и у многих других детей была у меня мечта - иметь собственную собаку. Сначала мне нравились восточно-европейские овчарки, потом с выходом на экран ТВ "Электроника" я просто заболела эрделем,а потом в 10 классе мне довелось познакомиться с ризеншнауцером моего одноклассника Блэком - здоровущим (как мне тогда казалось) и лохматым и просто влюбилась в него. Придя в Армавирский клуб ДОСААФ в 1988 году я узнала, что в ближайшие полгода щенков ризена не предвидиться. Пришлось смириться и ждать, попутно занимаясь на курсах начинающих собаководов. Наш инструктор Сергей Синельников показал мне фото суки черного терьера, которую он видел в Москве на "Птичьем рынке" и сказал, что у нее через месяц будут щенки.

О черном терьере тогда я услышали и увидела на фотo первый раз. Собака меня просто ошеломила. Звонок в Москву заводчику Кудрявцевой, узнана цена на щенков (ого! догоровато) и 2 месяца ожидания. Наконец-таки я еду в Москву за МОЕЙ собакой. Тринадцать черных плюшевых комочков и пять кобелей, которого выбрать? От мамы Лин-Шелли я была в полнейшем потрясении при ближайшем знакомстве. И вот наконец-то щенок выбран и 23 февраля я еду в поезде домой.

Мама приготовила ему "место", маленький закуток между шкафом и стенкой, на который я посмотрела и сказала: "Мама, он там не будет помещаться через 3 месяца" и большие мамины глаза - мол а какой же он тогда вырастет. Вырос Еран (по родословной Еран-Куд) крупным 76 см в холке, с массивным корпусом, удивительно красивой, длинной головой (33 см) и не смотря на мелкие недостатки в экстерьере имел превосходный породный тип для того времени и мужественный хорошо выраженный половой тип. Только спустя несколько лет после покупки Ерана я поняла, как мне повезло с моей первой собакой, с СОБАКОЙ с большой буквы. Помимо отличного экстерьера и крепкой психики, Ерана отличала какое-то внутреннее благородство и уникальный ум. Многие на Северном Кавказе помнят его и называют "легендой Северного Кавказа". Он пользовался авторитетом не только среди людей (не боязнь его, а именно его спокойная уверенность в себе производила впечатление),но и среди собак. Никакой суеты, благородство по отношению к собакам и людям, уверенный и молниеносный отпор в случае нападения человека или собаки и мгновенное спокойствие, если инцидент исчерпан.

Выставлялся Еран много (как и все мои собаки), его я возила в Москву и во всех классах - младший, средний и старший, как тогда было на выставках ДОСААФ, Еран проходил в голове ринга под судейством породников Шараповой, Холомянского, Еругина. У Ерана было около 40 вязок и более половины из них иногородние. С него то все и начaлось - и моя "собачья" жизнь, и серьезное разведение чернышей в Армавире. Черныши завозились в Армавир и до 1988 года из Москвы и из "Красной Звезды", хорошие, крепкие старотипные собаки. Разводились потихоньку "в себе" и никто особо не заморачивался их экстерьером.

Параллельно с началом моей деятельности в активе Армавирского клуба я училась на биологическом факультет Кубанского Государственного Университета на заочном факультете и изучение генетики, физиологии и поведения животных мне очень помогло. В 1990 году мне предложили вести секцию ризенов и черных терьеров в клубе, в 1992 году я получила свою первую судейскую квалификацию, а в 1996 году меня избрали Отвественным секретарем Северо-Кавказского отделения НКП (Президентом избрали Витю Медведского).

В течение 5 лет, с 1990 до 1995 год я завезла в Армавир более 20 щенков из Москвы, Ростова-на-Дону, Ленинграда, Екатеринбурга, Владимира, Кривого Рога и было получено более 20 пометов нашего местного разведения. Я рискнула использовать также собак старого московского разведения, несмотря на близкоинбридное происхождение и недостатки в зубной системе. Результаты себя оправдали, у нас в городе появились классные собаки, которые могли бы конкурировать на выставках в Москве, но как известно экономика 90-х не позволяла многим собаководам не только ездить на выставки, но и вязать собак, потому как реализация щенков себя не оправдывала и многие пометы просто раздавались случайным людям, просто потому, что невозможно было прокормит 5-9 здоровенных крупных засидевшихся щенков. Собаки оседали во дворах, а заводчики, намучившись с 1-2 пометами, не рисковали вязать собак еще раз. Но тем не менее в 1996 году поголовье чернышей в Армавире насчитывало около 300 собак. Помимо этого я всегда старалась привезти в город своих алиментных щенков от интересных вязок. У меня самой жили 4 собаки - Еран, привозной из Серова Халдей (о.Лайф-Лу, м.Лорис-Лайк), из Москвы Флой-Маркоми (о.Лойс.Лозери, м.Марица-Арве-Мирея) и алиментная дочка Халдея и пятигорской суки Шона-Балагура-Герхол. Более подробную информацию о армавирском поголовье и откуда завозились собаки можно посмотреть в главе "Племенная книга".

В 1995 году по личным обстоятельствам мне пришлось отойти от активной деятельности в клубе и это сказалось на разведении чернышей в Армавире не лучшим образом. Не нашлось человека, чокнутого как я на изучении родословных, поездках в Москву просто посмотреть поголовье и свозить показать своих собак, тратившего астрономические суммы на телефонные переговоры с Москвой, Ленинградом, чтобы раздобыть и услышать информацию о породе, потому как в то время любое фото черного терьера в брошюрках Московского клуба ДОСААФ или другой редкой кинологической литературы, воспринималось как подарок или звонки в Ростов-на-Дону, Пятигорск, Сочи, Краснодар и многие другие города Северного Кавказа, чтобы пригласить и собрать как можно больше чернышей на выставки, тратившего личные средства на оформление фирменных дипломов и каталога с фото чернышей. Много таких энтузиастов по всей Росии, но как правило не более одного в городе.

В 1998 году от меня ушел Еран, ушел в одночасье...Остался Флой. В 1999 году у меня изменились личные обстоятельства и появилась возможность возобновить деятельность в клубе и разведение в городе. Многие собаки моего разведения состарились, многие сидели по дворам или по диванам, Флою было на тот момент 8 лет и мне пришлось думать о собаке со стороны, чужого разведения. В Новороссийске жила сестра Яшки Малаховского Я-Василиса Микулишна и ее повязали с классным кобелем Ирбисом-Берт-Лазурит. Я договорилась с заводчицей о кобеле первого выбора и мой Яхонт Алей из Mоря Сказок скоро был у меня. Чудесный щенок, чудесный характер, классные задатки экстерьера, но когда ему исполнилось 4,5 месяца, то он пал от скоротечного гастроэнтерита, совпавшего по времени с болезнью старшего 8-летнего Флоя, которому пришлось делать операцию по удалению камней из мочевого и мочеточника. Наколов Алея лекaрствами, я повезла Флоя на операцию, а когда мы приехали домой, то наш малыш лежал дома метрвый......Это было огромнейшим потрясением для меня и поэтому ни о какой новой собаке я просто не могла и думать.

Я зарегистрировала питомник "из Долины Ветров", но оформила через него только одну вязку, в течение времени до 2003 года я потихоньку вела свою весьма поубавившуюся количеством людей и собак секцию черных терьеров в городе, было несколько вязок, но я никак не могла себя заставить думать о новом черныше, а Флой покинул меня в 2003 году.

В 2003 году судьба моя занесла меня совсем в другую страну. Теперь я живу в Швеции со своей семьей и со своими новыми чернышами, мое разведение начинается здесь с нуля, но никто не заберет мой опыт и знания об этой удивительной породе - РУССКИЙ ЧЕРНЫЙ ТЕРЬЕР.